Как мы взрослели. Детство.

Однажды наши родители решили, что детям надо непременно съездить в лагерь. Вот только главное отличие от привычного определения «пионерлагерь» - родители к нам не приезжали ни разу, слишком далеко это было. Вспомни, как мы ехали через погранпосты и еще целую ночь в автобусе до Червенного краштора. Мне совсем не спалось в пути, я ведь жутко привередливая ко сну. Ты спал. Когда мы приехали, все казалось таким новым, обстановка, вседозволенность и эмоциональное напряжение в неизвестной стране, новые лица. Отличие, которое бросилось мне в глаза – слишком контрастная разница возрастов. Вроде бы мы все примерно одного года рождения, но внутренне мы с тобой серьезно отличались от окружающих нас ребят. Мы с тобой, как нетронутые взрослым миром, два цветочка, ухоженные, воспитанные и такие культурные дети.

И вот настал момент расселения по домикам, а т.к. всю дорогу я общалась только с тобой, я не успела найти себе друзей, чтобы жить с ними вместе. И когда нас все-таки разместили в эти пятиместные домики, мне пришлось немало понервничать, чтобы понять и принять этих девочек. Ок, все-таки мы нашли какой-то общий язык и все ничего.

Вспомни, как мы стали изучать всё вокруг, каждый метр территории лагеря. Как сейчас помню: ресторан «Три короны», в котором мы кушали и танцевали по субботам, спортплощадки, стадион, настольный и большой теннис, даже наш творческий клуб, где я проводила много времени. Ты без конца гонял с мальчишками в футбол, но роднее и ближе тебя, мне казалось, нет никого вокруг. Помню преподаватель по спорту была очень добра ко мне, на её ДР я слепила пластилиновую статуэтку по её образу и подобию.

Мы играли в теннис, катались на этих горных великах, вереницей друг за другом человек 20 в забавных шлемах, вдоль горной речки. А помнишь, наш марш-бросок на 32 км по горной местности, когда нам пришлось 4 километра тащить велики в гору, но зато потом был долгожданный спуск 2 километра.

Вот тогда я уже начала понимать, что после ада рай действительно не страшен.

А когда ты полез купаться в горную речку, помнишь? Ты еще, по-моему, купался в кроссовках, или это был совсем не ты. Может быть.

Это было так давно, что мне сложно вспомнить все яркие моменты того отрезка детства. Катание на лошадях по бровке футбольного поля, тебе удавалось рысью скакать, а я панически боялась лошадей, но все-таки тогда нашла в себе силы пройти на ней медленно, но верхом.

А наши туристические путевки. Мы были такими глупыми, что посчитали 8 часовой переезд в Прагу бессмысленным и ненужным. Как мы ошибались! Правда, в какой-то маленький городок мы все-таки съездили, где купили подарки нашим родителям. Именно там я купила своего первого слона, а ты маме купил какую-то колбу с цветами в воде. Смешные такие! Потом мы с тобой еще ездили в аквапарк или зоопарк…но тут моя память уже ничего не воспроизводит. Чёрт! Одно я помню, мы были бесконечно вместе. Забыли фотоаппарат в автобусе, и ждали его еще несколько дней, пока водитель вернется из очередного рейса.

В один из дней в лагерь приехали какие-то люди и торговали игрушками и всякими ненужными для взрослых, но важными для детей вещицами. Я купила тогда своего пилота, мишку в очках и черной кожаной куртёшке, он мне показался таким милым. Такой кроха - мой друг.

Вспоминаю еще пару моментов, которые действительно были очень серьезно-безрассудными. В одну из очередных суббот, когда весь народ был на дискотеке, и уже все шло в полном разгаре. Я убегала в домик на не на долго и возвращаясь увидела в окне ресторана, стоя снаружи, как ты танцуешь на публике НАШИ бальные танцы. И ты такой популярный, клёвый, а я здесь стою за окном. И слёзы мои покатились просто градом, от досады того, что ты без меня. Я взяла своего мишку, сдавила его в ладонь, и долго сидела на скамейке напротив футбольного поля и плакала. Самым не по-детски ужасным было решение идти куда глаза глядят. Ты не поверишь, я пошла по дороге, что проходила рядом в сторону города. Хорошо, что до него было всего пару тройку километров. Какие-то машины проезжали мимо, а я шла просто по дороге и рассматривала сквозь пелену слез эти прекрасные холмы. Верхушки этих холмов видимо возделывались фермерами, но со стороны они казались как будто причесанные головёшки. Я шла, не понимая зачем, просто шла и проветривала голову. Но когда я поняла, что уже в непосредственной близости к городку и мало того, он начинался с незамысловатого кладбища, что-то меня уверенно развернуло обратно, и я быстрыми шагами поторопилась в лагерь.

Тогда в лагере у меня даже была какая-то влюбленность, правда мальчик был из Москвы и старше меня года на четыре. И я просто испугалась его осведомленности во всех взрослых вопросах и выяснила свою неготовность шагнуть навстречу этим темам, ведь мне было лет двенадцать.
Спустя время я подружилась с той девочкой из моего домика, с которой мы просто воевали на протяжении многих недель. Что произошло мне до сих пор не понятно, но факт, мы с ней прогуливались вдвоем до монастыря, где была старинная блинная, болтали и смеялись.
Как-то девочками человек пять мы забрели в эту блинную и как истинные аристократы пили вкусный чаи и ели десерты. А потом решили, что нам непременно надо сломать все зубочистки на столе. ДЕТИ!
(Продолжить)
Мне казалось, этот месяц в лагере был вечностью, мы безумно соскучились по родителям и дому тогда. Вот так мы стали с тобой еще взрослее, ты поддерживал меня всегда и во всем, когда мог. Нам было так мало лет. Когда я приехала домой, мама сказала, что я стала как ёжик колючей и очень самостоятельной.
Но со временем кончено мы растаяли в тепле семейных стен, но это была наша первая серьезная школа выживания. И мы с тобой её выдержали.




See also:

Как мы взрослели. Детство.

Однажды наши родители решили, что детям надо непременно съездить в лагерь. Вот только главное отличие от привычного определения «пионерлагерь» - родители к нам не приезжали ни разу, слишком далеко это было. Вспомни, как мы ехали через погранпосты и еще целую ночь в автобусе до Червенного краштора. Мне совсем не спалось в пути, я ведь жутко привередливая ко сну. Ты спал. Когда мы приехали, все казалось таким новым, обстановка, вседозволенность и эмоциональное напряжение в неизвестной стране, новые лица. Отличие, которое бросилось мне в глаза – слишком контрастная разница возрастов. Вроде бы мы все примерно одного года рождения, но внутренне мы с тобой серьезно отличались от окружающих нас ребят. Мы с тобой, как нетронутые взрослым миром, два цветочка, ухоженные, воспитанные и такие культурные дети.

И вот настал момент расселения по домикам, а т.к. всю дорогу я общалась только с тобой, я не успела найти себе друзей, чтобы жить с ними вместе. И когда нас все-таки разместили в эти пятиместные домики, мне пришлось немало понервничать, чтобы понять и принять этих девочек. Ок, все-таки мы нашли какой-то общий язык и все ничего.

Вспомни, как мы стали изучать всё вокруг, каждый метр территории лагеря. Как сейчас помню: ресторан «Три короны», в котором мы кушали и танцевали по субботам, спортплощадки, стадион, настольный и большой теннис, даже наш творческий клуб, где я проводила много времени. Ты без конца гонял с мальчишками в футбол, но роднее и ближе тебя, мне казалось, нет никого вокруг. Помню преподаватель по спорту была очень добра ко мне, на её ДР я слепила пластилиновую статуэтку по её образу и подобию.

Мы играли в теннис, катались на этих горных великах, вереницей друг за другом человек 20 в забавных шлемах, вдоль горной речки. А помнишь, наш марш-бросок на 32 км по горной местности, когда нам пришлось 4 километра тащить велики в гору, но зато потом был долгожданный спуск 2 километра.

Вот тогда я уже начала понимать, что после ада рай действительно не страшен.

А когда ты полез купаться в горную речку, помнишь? Ты еще, по-моему, купался в кроссовках, или это был совсем не ты. Может быть.

Это было так давно, что мне сложно вспомнить все яркие моменты того отрезка детства. Катание на лошадях по бровке футбольного поля, тебе удавалось рысью скакать, а я панически боялась лошадей, но все-таки тогда нашла в себе силы пройти на ней медленно, но верхом.

А наши туристические путевки. Мы были такими глупыми, что посчитали 8 часовой переезд в Прагу бессмысленным и ненужным. Как мы ошибались! Правда, в какой-то маленький городок мы все-таки съездили, где купили подарки нашим родителям. Именно там я купила своего первого слона, а ты маме купил какую-то колбу с цветами в воде. Смешные такие! Потом мы с тобой еще ездили в аквапарк или зоопарк…но тут моя память уже ничего не воспроизводит. Чёрт! Одно я помню, мы были бесконечно вместе. Забыли фотоаппарат в автобусе, и ждали его еще несколько дней, пока водитель вернется из очередного рейса.

В один из дней в лагерь приехали какие-то люди и торговали игрушками и всякими ненужными для взрослых, но важными для детей вещицами. Я купила тогда своего пилота, мишку в очках и черной кожаной куртёшке, он мне показался таким милым. Такой кроха - мой друг.

Вспоминаю еще пару моментов, которые действительно были очень серьезно-безрассудными. В одну из очередных суббот, когда весь народ был на дискотеке, и уже все шло в полном разгаре. Я убегала в домик на не на долго и возвращаясь увидела в окне ресторана, стоя снаружи, как ты танцуешь на публике НАШИ бальные танцы. И ты такой популярный, клёвый, а я здесь стою за окном. И слёзы мои покатились просто градом, от досады того, что ты без меня. Я взяла своего мишку, сдавила его в ладонь, и долго сидела на скамейке напротив футбольного поля и плакала. Самым не по-детски ужасным было решение идти куда глаза глядят. Ты не поверишь, я пошла по дороге, что проходила рядом в сторону города. Хорошо, что до него было всего пару тройку километров. Какие-то машины проезжали мимо, а я шла просто по дороге и рассматривала сквозь пелену слез эти прекрасные холмы. Верхушки этих холмов видимо возделывались фермерами, но со стороны они казались как будто причесанные головёшки. Я шла, не понимая зачем, просто шла и проветривала голову. Но когда я поняла, что уже в непосредственной близости к городку и мало того, он начинался с незамысловатого кладбища, что-то меня уверенно развернуло обратно, и я быстрыми шагами поторопилась в лагерь.

Тогда в лагере у меня даже была какая-то влюбленность, правда мальчик был из Москвы и старше меня года на четыре. И я просто испугалась его осведомленности во всех взрослых вопросах и выяснила свою неготовность шагнуть навстречу этим темам, ведь мне было лет двенадцать.
Спустя время я подружилась с той девочкой из моего домика, с которой мы просто воевали на протяжении многих недель. Что произошло мне до сих пор не понятно, но факт, мы с ней прогуливались вдвоем до монастыря, где была старинная блинная, болтали и смеялись.
Как-то девочками человек пять мы забрели в эту блинную и как истинные аристократы пили вкусный чаи и ели десерты. А потом решили, что нам непременно надо сломать все зубочистки на столе. ДЕТИ!
(Продолжить)
Мне казалось, этот месяц в лагере был вечностью, мы безумно соскучились по родителям и дому тогда. Вот так мы стали с тобой еще взрослее, ты поддерживал меня всегда и во всем, когда мог. Нам было так мало лет. Когда я приехала домой, мама сказала, что я стала как ёжик колючей и очень самостоятельной.
Но со временем кончено мы растаяли в тепле семейных стен, но это была наша первая серьезная школа выживания. И мы с тобой её выдержали.




See also: