ДЕКАБРЬСКИЙ МАРАФОН

Зарисовка с натуры.
(Исповедь)

… Тёмно-серое вечернее небо как по заказу сердито повисло над столичным районом Жулебино. В городе снова хозяйничает его величество Декабрь, привнося в повседневную суету горожан новые проблемы. Но, вопреки его суровому характеру, порывам противного, промозглого ветра жизнь продолжается.
Заигрывая с вымотавшимися за день жулебинцами, шаловливый ветер пригоршнями бросает в их лица снежные колючки, выворачивает наизнанку зонты, заглядывает в сумки, улюлюкает шипучим свистом, срывает головные уборы …
Обычно оживлённый Жулебинский бульвар почти безлюден. Почерневшие от влаги, покрытые ледком скамейки, проплешины пожухлой травы, просвечивающиеся сквозь белое снежное покрывало, полысевший без листвы кустарник дорисовывают мрачную картину декабрьского апокалипсиса …

«Господи, время-то как стремительно скачет! Только что была весна … - ворчит уставшая после трудового дня Анна. – Так и жизнь пробежит: не заметишь!».

Скорым шагом она семенит к сияющему огнями «Седьмому континенту».
«Не забыть бы про кефир и сметану!
Так! Где кошелёк? Куда же я его сунула?... Ну, славненько! Вот он! – радуется Анна, нащупав его на дне своей бездонной хозяйственной сумки. - Боже! А времени-то уже шесть часов! Как там Алёшка? Надо торопиться. Опять будет ворчать воспитатель детсада …»

«Итак, кефир, сметана, хлеб … Экипировка для ужина – в комплекте. Скорее всего, Алёшка-большой даже не догадается нагреть чаю. Взрослому ребёнку, именующему себя с гордостью «муж», даже невдомёк, что и любимой жёнушке тоже страсть как хочется есть…»

… Вот и детский сад. Анна буквально врывается в калитку. Навстречу – две фигурки.
- Здрасьте, Анна Иванна. – грустно произносит замерзшими губами молоденькая девочка-воспитатель. – Вы же обещали … А я в театр опоздала …
- Ой, Машенька, сколько ещё в твоей жизни будет театров! – скороговоркой, чтобы разрядить обстановку, тараторит Анна.
- Эх, Анна Иванна … - безнадежно машет рукой девочка и плаксиво добавляет, не глядя на нерадивую мамашу. – Что я теперь скажу Никите? …

- Ну, что, Алёша, заждался? – как можно спокойней обращается мама к сыну.
- А ты почему так поздно? – вопросом на вопрос отвечает сын. – Опять твой сердитый начальник задержал?
- Ладно, сынок. Замнём для ясности. Чем мы будет кормить сегодня нашего папаньку? – пробует отшутиться Анна, стараясь отвлечь Алёшку от пасмурных мыслей.
- А давай устроим ему разгрузочный день? – хохочет сын.

И грусти, как не бывало.
– Давай пообещаем ему крокодила на завтрак? Или бегемота?

Алёшка скачет вокруг мамули и орёт невесть где услышанную песню:
«Если б был я султан, то имел трёх жён …»
- Фу, какая неприличная песня! Где ты наслушался такой дряни?
- Эх ты, мамуря! Да это же хит многожёнца!

Тут приходится удивляться самой маме.
- Что значит многожёнца? – автоматически спрашиваю Анна. – Где ты только нахватался такого?
- Ты чё? Ну и жесть! Ну и тормоз! Это когда у одного чувака много-много тёлок!
- Прекрати! – резко обрывает мать не в меру расшалившегося сына. – Так говорить воспитанному мальчику неприлично! Понятно тебе?
- Да чё ты бочку катишь? Это же Люська мне так сказала … - виновато мямлит сын.
- Ладно. – переходит на мирные рельсы Анна. – Как прошёл день?
- Нормально. – односложно отвечает малыш.
- Чем кормили?
- Едой …
- Это хорошо …
- А чё хорошего-то?

Голова Анны забита мыслями о завтрашнем дне, о презентации книги шефа, о незаконченном отчёте …
- Ну, так ты пойдёшь со мной? – дергает её за рукав сынишка.
- Куда, Алёшенька?
- Как куда? Ты меня совсем не слушаешь. – обижается сын и совсем замолкает …

… Визжащий, грохочущий лифт … Наконец-то, родная дверь!
- Ну, звони, Алёшка!
- Как звони? Я же до звонка не достаю!
- А у меня руки заняты пакетами.
- А ты носом попробуй! – хохочет Алёшка. – Папа говорит, что нос твой для двоих рос, а одному достался!
- Папа так говорит? А сам-то он на кого похож? – с обидой парирует обидную реплику сына Анна и нажимает кнопку звонка лбом.

Отёкшие от груза пакетов руки совсем онемели…. Секунды ожидания кажутся бесконечностью …
- Ну, наконец-то! – противно выговаривает прямо с порога суженый. - Опять задержалась. А я тут без вас весь хлеб съел. С обеда крошки во рту не было.
- Возьми сумки. – вздыхает Анна - сейчас приготовлю ужин. Раздень Алёшку.

В комнате гремит телевизор. Везде включен свет.
Кот Василий, распушив хвост, трётся о ногу хозяйки: явный признак – голоден…
Сняв верхнюю одежду, Анна проходит на кухню. Раковина полна грязной посуды.
- Алексей! – кричит она в сторону комнаты. – Откуда столько немытой посуды?

В ответ – громкая музыка и заливистый смех сына.
- Мои проголодавшиеся мужики на привале. Отдыхают! И когда только этот марафон окончится? … Ужин, уборка, подготовка к завтрашнему совещанию … - с горечью ворчит Анна….

… Наконец-то, далеко за полночь она в изнеможении валится на кровать.
Рядом – сытый, посапывающий муж …
«Спать … Спать … Спать …»

Где-то в глубине угасающего сознания мышкой скребётся желание:
« Завести бы будильник … Не проспать бы … Завтра …»

От Автора:
эту отчаянную исповедь, эту живую картинку я услышал от моей зевающей за обедом молодой коллеги и «зарисовал» на память.
Зачем? Не знаю… А может, в назидание молодым папашкам? Пусть посмотрят на себя со стороны …

19 Декабря 2012 года.
Москва, Жулебино.




See also:

ДЕКАБРЬСКИЙ МАРАФОН

Зарисовка с натуры.
(Исповедь)

… Тёмно-серое вечернее небо как по заказу сердито повисло над столичным районом Жулебино. В городе снова хозяйничает его величество Декабрь, привнося в повседневную суету горожан новые проблемы. Но, вопреки его суровому характеру, порывам противного, промозглого ветра жизнь продолжается.
Заигрывая с вымотавшимися за день жулебинцами, шаловливый ветер пригоршнями бросает в их лица снежные колючки, выворачивает наизнанку зонты, заглядывает в сумки, улюлюкает шипучим свистом, срывает головные уборы …
Обычно оживлённый Жулебинский бульвар почти безлюден. Почерневшие от влаги, покрытые ледком скамейки, проплешины пожухлой травы, просвечивающиеся сквозь белое снежное покрывало, полысевший без листвы кустарник дорисовывают мрачную картину декабрьского апокалипсиса …

«Господи, время-то как стремительно скачет! Только что была весна … - ворчит уставшая после трудового дня Анна. – Так и жизнь пробежит: не заметишь!».

Скорым шагом она семенит к сияющему огнями «Седьмому континенту».
«Не забыть бы про кефир и сметану!
Так! Где кошелёк? Куда же я его сунула?... Ну, славненько! Вот он! – радуется Анна, нащупав его на дне своей бездонной хозяйственной сумки. - Боже! А времени-то уже шесть часов! Как там Алёшка? Надо торопиться. Опять будет ворчать воспитатель детсада …»

«Итак, кефир, сметана, хлеб … Экипировка для ужина – в комплекте. Скорее всего, Алёшка-большой даже не догадается нагреть чаю. Взрослому ребёнку, именующему себя с гордостью «муж», даже невдомёк, что и любимой жёнушке тоже страсть как хочется есть…»

… Вот и детский сад. Анна буквально врывается в калитку. Навстречу – две фигурки.
- Здрасьте, Анна Иванна. – грустно произносит замерзшими губами молоденькая девочка-воспитатель. – Вы же обещали … А я в театр опоздала …
- Ой, Машенька, сколько ещё в твоей жизни будет театров! – скороговоркой, чтобы разрядить обстановку, тараторит Анна.
- Эх, Анна Иванна … - безнадежно машет рукой девочка и плаксиво добавляет, не глядя на нерадивую мамашу. – Что я теперь скажу Никите? …

- Ну, что, Алёша, заждался? – как можно спокойней обращается мама к сыну.
- А ты почему так поздно? – вопросом на вопрос отвечает сын. – Опять твой сердитый начальник задержал?
- Ладно, сынок. Замнём для ясности. Чем мы будет кормить сегодня нашего папаньку? – пробует отшутиться Анна, стараясь отвлечь Алёшку от пасмурных мыслей.
- А давай устроим ему разгрузочный день? – хохочет сын.

И грусти, как не бывало.
– Давай пообещаем ему крокодила на завтрак? Или бегемота?

Алёшка скачет вокруг мамули и орёт невесть где услышанную песню:
«Если б был я султан, то имел трёх жён …»
- Фу, какая неприличная песня! Где ты наслушался такой дряни?
- Эх ты, мамуря! Да это же хит многожёнца!

Тут приходится удивляться самой маме.
- Что значит многожёнца? – автоматически спрашиваю Анна. – Где ты только нахватался такого?
- Ты чё? Ну и жесть! Ну и тормоз! Это когда у одного чувака много-много тёлок!
- Прекрати! – резко обрывает мать не в меру расшалившегося сына. – Так говорить воспитанному мальчику неприлично! Понятно тебе?
- Да чё ты бочку катишь? Это же Люська мне так сказала … - виновато мямлит сын.
- Ладно. – переходит на мирные рельсы Анна. – Как прошёл день?
- Нормально. – односложно отвечает малыш.
- Чем кормили?
- Едой …
- Это хорошо …
- А чё хорошего-то?

Голова Анны забита мыслями о завтрашнем дне, о презентации книги шефа, о незаконченном отчёте …
- Ну, так ты пойдёшь со мной? – дергает её за рукав сынишка.
- Куда, Алёшенька?
- Как куда? Ты меня совсем не слушаешь. – обижается сын и совсем замолкает …

… Визжащий, грохочущий лифт … Наконец-то, родная дверь!
- Ну, звони, Алёшка!
- Как звони? Я же до звонка не достаю!
- А у меня руки заняты пакетами.
- А ты носом попробуй! – хохочет Алёшка. – Папа говорит, что нос твой для двоих рос, а одному достался!
- Папа так говорит? А сам-то он на кого похож? – с обидой парирует обидную реплику сына Анна и нажимает кнопку звонка лбом.

Отёкшие от груза пакетов руки совсем онемели…. Секунды ожидания кажутся бесконечностью …
- Ну, наконец-то! – противно выговаривает прямо с порога суженый. - Опять задержалась. А я тут без вас весь хлеб съел. С обеда крошки во рту не было.
- Возьми сумки. – вздыхает Анна - сейчас приготовлю ужин. Раздень Алёшку.

В комнате гремит телевизор. Везде включен свет.
Кот Василий, распушив хвост, трётся о ногу хозяйки: явный признак – голоден…
Сняв верхнюю одежду, Анна проходит на кухню. Раковина полна грязной посуды.
- Алексей! – кричит она в сторону комнаты. – Откуда столько немытой посуды?

В ответ – громкая музыка и заливистый смех сына.
- Мои проголодавшиеся мужики на привале. Отдыхают! И когда только этот марафон окончится? … Ужин, уборка, подготовка к завтрашнему совещанию … - с горечью ворчит Анна….

… Наконец-то, далеко за полночь она в изнеможении валится на кровать.
Рядом – сытый, посапывающий муж …
«Спать … Спать … Спать …»

Где-то в глубине угасающего сознания мышкой скребётся желание:
« Завести бы будильник … Не проспать бы … Завтра …»

От Автора:
эту отчаянную исповедь, эту живую картинку я услышал от моей зевающей за обедом молодой коллеги и «зарисовал» на память.
Зачем? Не знаю… А может, в назидание молодым папашкам? Пусть посмотрят на себя со стороны …

19 Декабря 2012 года.
Москва, Жулебино.




See also: